Блог Елены Портной (muravei_s) wrote in putin_slil,
Блог Елены Портной
muravei_s
putin_slil

Category:

Иуда кается...



Вчера Михаил Сергеевич, в очередной раз, решил слегка покаяться:




Вряд ли это муки совести, скорее всего, понимает, что он не вечный, вот и решил попытаться облегчить душу.
Но получилось это у него примерно так же, как он руководил Великой страной, - бездарно и нелепо.
Насладитесь его видением ситуации:

Оценки Горбачевым антиалкогольной кампании по-прежнему наивны.



В канун 30-летия кампании по борьбе с пьянством экс-президент СССР Михаил Горбачев вспомнил, после чего она началась и как проходила, а также признал некоторые свои ошибки. Однако даже его нынешние оценки крайне далеки от реальной ситуации того времени: требовались совсем иные меры, и сегодняшняя практика это доказывает.

Коллеги Раисы Максимовны договаривались, чья очередь бежать за вином

О том, как проходила антиалкогольная кампания 30-летней давности, последний генеральный секретарь ЦК КПСС и последний президент Советского Союза Михаил Горбачев рассказал в интервью «Комсомольской правде».

«Поймите, в годы, предшествующие началу этой кампании, в народе был настоящий загул. Люди еще Брежневу писали горькие письма: «Кругом пьянство – дети не знают вечно пьяных, пропадающих где-то родителей, а родители не помнят детей». Сплошь разводы. Степень разгула чувствовалась повсюду. Раиса Максимовна, преподаватель философии в сельхозинституте, рассказывала мне, как после работы коллеги договаривались, чья сегодня очередь бежать за вином. Ее чаще просили, чтобы зашла в магазин и колбасы купила, закуски», – рассказал Горбачев о предпосылках кампании.

При этом, например, в семье Горбачева склонности к пьянству ни у кого не было: «Оба деда трезвенники. Выпить могли, но не занимались этим регулярно. И за отцом-фронтовиком не водилось этой страсти. Хотя фронтовики, привыкшие к наркомовским ста граммам, как-то устроили мне проверку. Когда я первый год работал на комбайне помощником, они решили обмыть окончание уборки урожая. Налили в алюминиевые кружки. А главное, что налили! Спирт! Пей, говорят. Ужас! Я хватил и ошалел. Они хохочут. В том числе и отец... После этого меня не тянуло уже никогда выпить».

К моменту начала кампании, по словам экс-генсека, «ЦК уже шесть лет занимался планированием антиалкогольных мер», которое началось еще при Брежневе. Правда, Брежнев долго не соглашался, и «его пришлось уговаривать», а потом подготовкой этой программы занимались другие предшественники Горбачева: Андропов, Черненко. Горбачев вспомнил, как на Политбюро бурно обсуждались «просьбы о введении в стране сухого закона» – было мнение, что в СССР нужно запретить алкоголь вообще.

Горбачев признался, что почти сразу заметил, что что-то в этой кампании идет не так: «Я, когда ездил по стране, заметил: меня везде женщины поддерживали, а вот мужики наоборот. Ясна была картина». Это-то и заставило власти свернуть программу: «Да, вот все это и заставило. Недовольство. Николай Иванович (Рыжков – председатель Совета министров СССР) слезы лил – какие деньги теряем».

Наконец, Горбачев открестился от вырубки виноградников, которую многие ему ставят в вину и называют очевидной глупостью: «Я таких указаний, естественно, не давал. Наоборот, речь шла только о том, что пищевого винограда не хватало. Все уходило на вино».

И подытожил: «Считаю, что антиалкогольная кампания все-таки была ошибкой в том виде, как она проводилась. Это перехлесты с закрытием магазинов, особенно в Москве. Огромные очереди. Рост самогоноварения. Сахар пропал из магазинов. Надо было проводить не кампанию, а планомерную долгосрочную борьбу с алкоголизмом. Вытрезвление общества нельзя проводить наскоком. На это нужны годы. И бороться надо непрерывно, постоянно. Думаю, и сейчас надо бороться с алкоголизмом. Если мы забросим это, будет еще хуже».

Правда, по его словам, был и положительный момент: снижение смертности – за время антиалкогольной кампании умерло на 1,6 млн человек меньше, чем в предыдущие годы, детей стало больше рождаться, сократилось число несчастных случаев на производстве, на дорогах.

«Ни в одной стране ни разу антиалкогольная кампания не достигла результата»

Об итогах горбачевской антиалкогольной кампании газете ВЗГЛЯД рассказал глава Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадим Дробиз.

«Ни в одной стране ни разу антиалкогольная кампания не достигла результата, то есть снижения потребления алкоголя на душу населения, – заявил он. – Меняет объем совсем другая вещь – повышение общего уровня и качества жизни. Это происходило, например, в Западной Европе после Второй мировой войны. Италия, Франция, Испания за 50 лет раза в три или четыре сократили потребление вина. Правда, нарастили потребление пива и крепкого алкоголя. Но все равно картина серьезно улучшилась за счет того, что кардинально изменились условия жизни после войны, условия труда – когда люди с улицы перешли работать в офисы, плюс к этому массовая автомобилизация, у населения появились деньги и разные другие интересы, увлечения, хобби».

Ошибкой кампании 80-х годов Дробиз называет искусственно созданный дефицит алкоголя и проводимые одновременно с этим глобальные социально-экономические реформы.

«Закон номер один должен гласить, что никогда нельзя начинать антиалкогольную кампанию в период реформ. Потому что реформы – это всегда колоссальный стресс для населения, в этот период всегда растет потребность в алкоголе», – пояснил он.

Кроме того, он решил разрушить несколько мифов о той кампании: «Первый миф – что она привела к развалу Советского Союза. Это глупость. Во-первых, чисто экономически алкоголь давал не 30% доходов в бюджет, как Рыжков (бывший премьер-министр СССР – прим. ВЗГЛЯД) рассказывает, а всего 5%. В разгар антиалкогольной кампании эта цифра упала до 3%, но, извините меня, это падение на 2% никак не могло привести к развалу страны».

Вторым мифом Дробиз назвал рост рождаемости и падение смертности из-за борьбы с пьянством.

«Да, все это было, но никакого отношения к антиалкогольной кампании не имело. На самом деле людям пообещали – и я сам это помню – счастливую жизнь, красивые обертки, фантики, красивую одежду, западную технику – то, чего у нас тогда не было... Вот поэтому люди и не хотели умирать, они рожали, цеплялись за жизнь...» – пояснил он.

Третьим мифом он назвал мнение, что разгул преступности в России берет начало в 90-е: «На самом деле неграмотное проведение реформ в середине 80-х привело к резкому росту криминалитета, именно в период антиалкогольной кампании начала мощно поднимать голову преступность, пошло подпольное производство и т. д.», – сказал он.

В свою очередь глава Центра разработки национальной алкогольной политики Павел Шапкин заявил газете ВЗГЛЯД, что изначально установка Горбачева была правильной, но все превратилось в кампанейщину, когда исполнители начали делать все для отчетности: как можно больше закрыть точек, как можно больше провести безалкогольных мероприятий и т. д.

«В итоге была резко ограничена доступность алкоголя, настолько резко, что народ оказался к этому не готов. Появившиеся длинные очереди были унижением. И люди, которые не хотели терпеть это унижение, стали искать альтернативные пути получения алкоголя. Так появилось самогоноварение, теневой рынок, все эти таксисты и бабушки в подъездах», – рассказал эксперт.

«Дошло до того, что к 2004 году продавалось до 300 млн литров спирта через эту нелегальную сеть, которая закладывалась именно в период горбачевской антиалкогольной кампании. И только непростые волевые усилия нынешних властей – а пришлось преодолеть такой лоббизм, какой вы себе даже не представляете, путем законодательных ограничений, удалось остановить спаивание населения», – отметил он.

«Это ненормально, когда вся семья смотрит «С легким паром!»

По словам Павла Шапкина, в нынешней борьбе властей страны с пьянством превалирует взвешенный подход: ограничивается время продажи алкоголя, а перекосы, которые происходят в том или ином регионе, вовремя замечаются и исправляются.

«В 2009 году перед правительством была поставлена задача снизить к 2020 году объем потребления алкоголя на 55%. Я думаю, что она вполне реализуема. И сейчас наконец пошло снижение, примерно на 10% в год», – отметил он.

Правда, по его словам, часто применяются не лучшие методы для этого, в частности ограничение конкуренции, сокращение количества участников рынка.

«Но есть и более взвешенный подход – по этому пути готово идти и наше правительство. Известно, что основная часть алкоголя потребляется в виде пива. По количеству этанола любители пива уже давно обогнали водку... При этом на одну проданную бутылку крепкого алкоголя приходится порядка 20 бутылок пива и пивных напитков», – сказал он.

По словам Шапкина, правительство уже пришло к выводу, что нужно ограничить продажу прежде всего некачественной продукции, в частности в выделяющей яд пластиковой таре.

А главной оставшейся проблемой эксперт назвал то, что потребление алкоголя пропагандируется с телевизионных экранов: «Это ненормально, когда вся семья смотрит «С легким паром!», у нас любимый семейный фильм – где речь идет о человеке, который, извините меня, нажрался и куролесит... Лояльное отношение к алкоголю складывается с самого детства. Поэтому нужны поправки к закону о СМИ, запрещающие показывать процесс потребления алкогля хотя бы с 23 часов до 6 утра, и второе – нужна мощная антиалкогольная пропаганда, начинать нужно с воздействия не на детей, а на их родителей», – подытожил он.

В свою очередь Вадим Дробиз назвал нынешние меры по борьбе с пьянством столь же неэффективными, как и при Горбачеве. Он связал их не столько с заботой о здоровье людей, сколько с экономическими соображениями. Когда в конце 2008 года упали цены на нефть и газ, появился и интерес получить в бюджет «алкогольные деньги». Но пить меньше, по его словам, народ не стал.

Что касается цифр, по словам Павла Шапкина, периодически появляются разные рейтинги, где Россия по степени алкоголизации населения занимает места от первого по 20-е.

«Но точных данных ни у кого нет, – уверен он. – Например, по данным Всемирной организации здравоохранения мы на четвертом месте, первые – молдаване. И ВОЗ считает, что мы выпиваем 15,7 литра алкоголя на душу населения, в то время как официальные наши данные дают около 10. Я думаю, что реально мы потребляем где-то литров 14. И сейчас произошло снижение по сравнению с тем, что было еще три года назад, процентов на 10», – заключил он.


Отсюда.

П.С. Вобщем, после прочтения его интервью, я сделала вывод, что Михаил Сергеевич так ничего и не понял. Интересные моменты выделила жирным текстом.

По мнению Горбачева, СССР спивался, а его цитата "дети не знают вечно пьяных, пропадающих где-то родителей, а родители не помнят детей" про мое поколение этих самых детей, вполне достойна того, чтобы высечь ее у него на надгробии после смерти. Хотелось бы уточнить, он точно рассказывает все это про СССР?

А то мы как-то привыкли слова предателей перепроверять после того, как Венедиктов солгал про ордена своего деда, а Леся Рябцева твердо уверена, что в России проживает 8 миллионов россиян.

Ничего ты не понял, Михаил Сергеевич... Так что ждать, что народ простит тебе твои грехи, думаю, бесполезно.
У нас, в России, на просьбу таких предателей отпустить им грехи, обычно говорят: Бог простит...




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments