starkov_blues (starkov_blues) wrote in putin_slil,
starkov_blues
starkov_blues
putin_slil

Ралли Венеция – Пекин. Загадочное медленное просветление поляков.

Тут собраны несколько переводов из дневника путешествия нескольких поляков по России. Венеция - это махонькая деревушка в Куявско-Поморском воеводстве. 300 жителей. А не то, что вы подумали.

Пшемыслав Осуховский

Ралли Венеция – Пекин. Беззаботный Петербург

21 июня 2015 года, Санкт-Петербург. На спидометре – 1364 км.

1210431,1307670,16.jpg

Ралли Венеция – Пекин 2015 – это некоммерческая экспедиция из Венеции около Жнина до Пекина. Об экспедиции, в ходе которой около 20 человек намерены покорить за 50 дней 24 тысячи километров, мы будем рассказывать на сайте rp.pl.

Столица царей – а как же иначе – встретила нас фейерверками. Будет ли так же на всей нашей трассе? Белые Ночи – а мы въехали в город после полуночи – были, к сожалению, скорее чёрными, потому что облачность была сильная. Мелкий дождик однако не остудил энтузиазма  местных и приезжих – всю ночь нам сопутствовали звуки развлечений. Беззаботный он какой-то, этот Петербург…

Граница опустела. Ни фур, ни туристов. Похоже, санкции эффективно отпугнули мир от России? Пограничные формальности мы уладили за четверть часа -  в России это редкость. Симпатичные и безвредные таможенники. Улыбающаяся обслуга автозаправки, невероятно любезные официантки на придорожных «stajankach» - видно, официальная пропаганда, которая изображает из нас «волков», действует слабо. Через Псков въезжаем в город  - видение Петра I Великого.

Сегодня правит кое-кто другой, в чём мы убеждаемся уже ночью. В России Путина официально купить ночью водку невозможно! (хотя на улицах большинство прохожих сильно нетрезвые).  Измученные путешествием, мы в праздновании Белых Ночей не участвуем. Отдыхаем перед телевизором. Фильм военный, второй-мировой-военный, отечественный. Противных немцев побеждают красивые русские. Поляки тоже появляются, с бегающими глазками, доверия не вызывают, врут и всё время Бога поминают. В рекламных паузах с экрана атакует Порошенко и его фашистские союзники. Уже лучше спать лечь…

Только в воскресенье мы встречаемся с – как-никак – прекрасным Петербургом. Туристов толпы. Иностранных тоже. Центр чистый и богатый. В магазинах Прадо и Зары давка. В ресторане Джейми Оливера свободных столиков нет несмотря на высокие цены. На Неве и каналах движение судов и моторок  изрядное. Солнце дополняет атмосферу беззаботности. Уличные лотки с сувенирами обступают со всех сторон. Если бы Путин имел копейку с каждого хлама, на котором видно его лицо, он был бы богаче Билла Гейтса. А есть ещё лотки явно политические. Там представлен не только президент. Даже в газетном киоске на четырёх обложках бросается в глаза Сталин. Какие времена, такие и кумиры.

Сам не знаю… То ли это воскресное настроение, туристский пик, то ли сам по себе Петербург такой исключительный… Кризиса не видно и не слышно. Может, никто не сказал им о санкциях?

Так что мы стараемся соответствовать «Погоде для богатых». Прогуливаемся, улыбаемся, за эспрессо платим 6 долларов, щёлкаем снимки селфи. Во второй половине дня мы планируем встречу всех экипажей нашего Пекинского Ралли у «Авроры». В 18.38 – летнее солнцестояние. Ну, раз начинается лето, что ж печалиться? Перерыв в накручивании километров должен быть приятным.

1210431,1307671,16.jpg

1210431,1307672,16.jpg

Rzeczpospolita

Przemysław Osuchowski

Rajd Wenecja - Pekin. Beztroski Petersburg

Ралли Венеция – Пекин. В России шутить не хочется

22 июня 2015 года, где-то на Волге, на спидометре – 1814 км

1211477,1308929,148.jpg

Путешествие, такое, как наше, должно быть накоплением впечатлений отпускных, забавных. В России шутить не хочется. Насколько ещё Санкт-Петербург поражает достатком и улыбкой, настолько российская провинция всегда изумляет  бедностью и печалью. Любое путешествие вглубь России – это как бы погружение во всё более дурно пахнущую грязь.  Чем дальше мы едем, тем больше видны следы прошлого. Чтобы Россию познать и хотя бы немного понять, стоит поехать дальше, чем добирались её враги. Внешние. Потому что собственных в России тоже всегда хватало, но они, однако,  были менее старательны в разрушении.

Ленинград восстанавливали по нормам Сталина, Хрущёва, Брежнева. Старая архитектура уцелела. Уродливо раскрашенная, отштукатуренная, забетонированная, заасфальтированная.

Но, по крайней мере,  «дворцами», как в Москве, не изменили характер Венеции Севера. Потом пришли все pierestrojki, putinowki и сермяжный капитализм. Безжалостный к беднякам, щедрый к мошенникам. Так что уже не Ленинград, а Санкт-Петербург обнаглел ошеломляюще. Даже сами россияне, которые в Питер любят ездить не меньше, чем в Крым, поражены размахом перемен. Ну, и самое главное, в Питере есть работа. Поэтому туда стремятся из самых дальних уголков не только самой России, но и азиатских бывших  республик СССР.  Десятки тысяч устраиваются в Питере нелегально. Как… мексиканцы в США. Но достаточно отъехать от Питера, чтобы увидеть другую Россию. Настоящую. Сначала новые, широкие, современные, удобные многополосные  автострады. Современные кварталы, торговые центры не хуже, чем в Польше. Но чем дальше, тем уже становится шоссе и всё менее ровное. Мы по пути в Пекин пользуемся простыми приложениями GPS, поскольку даже купленные на заправках новейшие карты через несколько месяцев становятся неактуальны.  В поисках кратчайшего пути мы сначала теряем асфальт, потом кончается даже грунтовка. Пока навстречу нам попадаются другие машины, мы не чувствуем тревоги. Если проедет примитивная маршрутка, то и мы справимся.

Отдалённые предместья провинциальных городов часто выглядят лучше, чем центры. Дачи и садовые участки более ухожены, чем многоэтажки на главных улицах. Виллы нуворишей соседствуют с обшарпанными развалюхами. Когда в городке есть процветающее предприятие, в нём сразу светит солнце. Но когда работодатель – неважно, государственный или частный – прихварывает, городок тоже постепенно издыхает.

Да, конечно, деревенская Россия радует глаз деревянной, украшаемой поколениями архитектурой, но поражает заурядной бедностью. Дома валятся, древесина трухлявеет, украшения  отваливаются, крыши протекают. Многие строения  просто брошены. А также никто не тратит времени на реставрацию старины. Чаще всего рядом со столетней хатой строится новый домишко из пустотелого кирпича. На возрождение церквушек нет ни времени, ни денег. Дорога – всего лишь болотный шлях. Садики зарастают сорняками. Поля  не обрабатываются. Упадок… именно эти контрасты привлекают наше внимание, побуждают к мышлению, заставляют  делать выводы. Мы добрались до верхней Волги, привалы устраиваем на нетронутых пленэрах.

Rzeczpospolita

Przemysław Osuchowski

Rajd Wenecja-Pekin. W Rosji trudno o żartobliwość


Ралли Венеция – Пекин. Особый день для россиян

22 июня 2015 года, Ярославль, на спидометре 2220 км.

1211486,1308931,148.jpg

Вечером мы добираемся до Ярославля. Иностранцы редко сюда заглядывают. Жаль. Наши экспедиционные машины вызывают доброжелательное любопытство. Мы ужинаем в ресторане на набережной. Наконец-то мы можем порадоваться дореволюционной архитектуре. Жилой, общественной, церковной. Центр Ярославля устоял перед переменами, он уважает своё прошлое. Есть где прогуляться. Уже после захода солнца на бульваре над Волгой толчея. Не только типично молодёжная. Прогулкам предаются семьи с детьми и пенсионеры. Может, по телевизору в понедельник нет ничего интересного?

22 июня – это для россиян особенный день. Начало Отечественной Войны, затем чудовищная бойня и окончательный триумф, столь типичный для российской истории – это для них повторяющееся скрепляющее вещество. Так здесь думают и о походе Жулкевского, и о наполеоновском нашествии, и о фашистских преступлениях. Сначала была катастрофа, разгром, смерть, потом общий порыв и полная жертв мобилизация коллектива вплоть до окончательного триумфа. Все войны имеют своих героев, всех героев следует чтить.

Россия Путина строит чувство  общности на многочисленных героях. Маршалах и рядовых. У них есть памятники, вечные огни, галереи мемориальных таблиц. Перед ними охапки цветов. Здесь над историей не насмехаются, не шутят. У памятников пиво не пьют. В фонтанах  ноги мочить неприлично. Памятные снимки перед венками не поддержаны радостными выражениями лиц. Впрочем, и в будний день то же самое. Флаги в национальных цветах. Патриотические лозунги, изображения  на зданиях и на машинах. Ассоциации очевидны – гордость преобладает даже над рассудком. Особенно в последний год.

Россия очень в этом нуждалась. Поэтому она поддерживает своего президента. Путин своей демонстрацией силы попал в десятку общественных настроений. Сама пропаганда с чванливым «антифашистским» языком не возникла в пустыне настроений. Нет, русские давно ждали этого. Они пережили слишком много унижений в течение минувших нескольких десятков лет.  Так обстоят дела в Санкт-Петербурге, где нет ни одного дерева, которому было бы больше 70 лет. Так обстоят дела в каждом городе вплоть  до Владивостока. Так обстоят дела перед каждой мемориальной таблицей, даже перед теми, что в школах, на которых увековечены ученики, которые погибли под Москвой, под Берлином, в Афганистане, в Чечне. Русские хотят гордиться своей историй. Путин  ловко использовал это.

Что интересно, когда разговариваешь с людьми, в них нет спеси. Есть серьёзность, задумчивость. Презрение  они приберегают для глупцов, которые не уважают их отечества. И так, размышляя об истории и современности, мы отправляемся дальше. Ночью поедем в сторону Урала.

Rzeczpospolita

Przemysław Osuchowski

Rajd Wenecja-Pekin. Dzień szczególny dla Rosjan

Ралли Венеция – Пекин. Россия нормализуется быстрее

23 июня 2015 года, Уфа, на спидометре – 3641км.

1211635,1309043,16.jpg

Познавание России через призму шоссе – это не грех. Россия – страна людей путешествующих.

Аэропорты, вокзалы и автовокзалы всегда клубились спешащими толпами, нагруженными узелками. Шоссе – ещё более сильный образ этого. Для россиян 1000 километров – это не расстояние. Семьи в легковых автомобилях, товарные перевозки  на грузовиках.  Всё меньше «Лад» и «Нив», всё больше японских и немецких машин. Всё меньше  потрёпанных КАМАЗов и американского старья, всё больше современных фур. Всё меньше примитивных лотков с шашлыками и придорожных магазинчиков с барахлом. Всё больше чрезмерно громадных отелей, паркингов с обслуживанием для людей и машин. Души, сауны, рестораны, игровые площадки для детей, автомагазины и услуги. Автозаправки своей современностью контрастируют с окружением. На полках «Боржоми» в два раза дороже, чем «Перье». Бензин по 2,5 злотого (в два раза дешевле, чем в Польше – прим. перев.). Дорожной полиции очень немного. А когда появляется, то затем, чтобы облегчить жизнь водителям, а не для того, чтобы облагать штрафами и данью. Начали получать зарплату? Стали ценить её? Этого не смог добиться ни один президент, лишь последний президентский срок Путина заставляет исполнять такие фундаментальные принципы.

Так что ездить по России год от года всё легче и быстрее.

Преодолевая всё новые и новые километры, мы наблюдаем всё новые контрасты. Бедность российской провинции очевидно не является следствием бедности государства. Государство – теоретически – богато. Оборванцы, развалившиеся дома, заброшенные поля, замусоренная природа – это проблема социальная, а не экономическая. Ярче всего это видно, когда мы въезжаем в Татарстан. Асфальт вроде бы тот же самый, машины тоже. Но, словно по мановению волшебной палочки…  прохожие одеты старательней, дома и садики ухожены, поля возделаны, тротуары подметены дочиста. И в Казани, и в маленькой деревушке. То же самое в Башкирии. Словно въезжаешь в другую, лучшую страну. Уфа богаче и чище Новгорода, а окрестные городки и деревни даже избавились от газопроводов, которые десятилетиями оплетали дома паутиной жёлтых труб, наконец-то их закопали под тротуаром. Наконец-то начали заботиться об эстетике топорных бетонных автобусных остановок. Есть урны для мусора, и люди ими пользуются. Газоны подстрижены, политы.  Муниципальные службы работают, а не ковыряют в носу.

Почему так? Только ли неожиданное богатство автономных республик с их нефтью и газом? Или это заслуга возрождения мусульманских общин, которых уже не надо стыдиться? Или  homo sovieticus менее укоренились на менее русских территориях? Или вера в совместное, общественное благо в Челябинске меньше, потому что более русская? А может, просто человеческий фактор – постепенное  принуждение «власти» служить гражданам? В одной местности быстрее, в другой медленнее, но изменения в социальных позициях происходят динамичнее, чем десять лет назад.

Всюду к нам относятся доброжелательно, с симпатией, хотят с нами фотографироваться. На наши вопросы о так называемой международной ситуации машут рукой с насмешливой полуулыбкой…

- Давайте оставим политику политикам, мы, люди, всегда договоримся, - повторяют они.

Даже об украинцах говорят в другом тоне, чем то, что слышно по телевизору. Общество с пренебрежением относится к «бандеровскому» контексту, представляемому официальной пропагандой, общество более интересуется экономической ценой конфликта и необходимости опекать «беженцев».  Их мало огорчают заявления Запада, больше  раздражает первенство беглецов из Луганска при получении мест в детском саду. Как оно и бывает в жизни, своя рубашка ближе к телу.  И всё это приправлено специфическим русским чувством юмора. Когда-то на табличках писали «Мусорить запрещено», и все мусорили. Теперь пишут на плакатах со свиным рылом «Если ты бросаешь на землю, не забудь хрюкнуть».  И окурков не бросают.

Россия нормализуется быстрее и в масштабе трудном для понимания поляков. Я сам своим словам удивляюсь… :)

Rzeczpospolita

Przemysław Osuchowski

Rajd Wenecja-Pekin: Rosja normalnieje szybciej


Русский перевод - http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/user/11-ursa/

По мере поступления, буду продолжать.
Tags: Звезда в шоке, ОГО!!!, ПУТИНСЛИЛ!!!, Россия, много букфф, это жжжжжж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments